поиск

Свидетельства

Каждый день я готовлюсь к хорошей жизни

Нужно ли принести в жертву семью на алтаре успеха? В мире искусства является привычным, что другого выхода нет. Но для Фридерики этот вопрос решен, она может быть одновременно успешной как певица и как жена. Правда это не всегда было так. Мы с ней разговаривали, о том изменении, которое произошло в её жизни, о семье, об успехе. Две недели тому назад был венгерский полуфинал Фестиваля Песни Евровидения, а это для Фридерики юбилей, т.к. в 1994-м году этот фестиваль принес ей первый незабываемый международный успех.

- В этом году Венгерское телевидение решило, что снова пошлет венгерский ансамбль. По этому поводу мы просмотрели тогдашний фестиваль. Было очень интересно, я со смешанным чувством заново прослушала себя. Знаю, что я уже не смогла бы спеть ту песню, но тогда я исполняла её искренно, потому что я была именно в таком богоискательном состоянии, которое отражается и в словах песни: Кому рассказать о моих грехах, и у кого

попросить прощения...? Вероятно искренность исполнения неизвестной певицы затронула жюри, потому что и сейчас слышится шероховатость в технике пения того исполнения. И так уже в начале карьеры я поняла, что не настолько профессиональность, насколько достоверность, искренность в пении, исполнение без манежества оценивает публика.Так как я пела по-венгерски, слова песни были непонятны для международного жюри, но всё-таки песня имела успех.

- А родители радовались твоим успехам?

- Ничего другого они не могли делать, так как я любительницей попала в «артистический» мир, они ничем не могли мне помогать в этом, и только по телевизору следили за событиями. Но этот успех принёс много важных изменений, между прочим и в отношении личной жизни.Я была немного оригинальной девочкой, уже рано только пение приносило мне удовольствие, я не считала важным приобретать друзьей. Пение давалось мне легко, естественным образом. Я была замкнутая, любила быть с родителями, несмотря на то, что в семье были серьёзные проблемы.

Мой отец много пил, но я всё-таки любила его. В то же время, с теми «большими вопросами жизни», которые волновали меня, я не могла обращаться к ним, т.к. дело кончалось на том, что ты ещё слишком молодая, не надо тебе заниматься этим. Я довольно рано начала думать о том, что откуда люди и зачем они живут. Так как у меня не было уравновешенной, так называемой «сладкой» жизни, я очень рано начала думать о том,что делает человека счастливым, есть ли смысл в том, что он делает, что может его сделать успешным.

Нигде в моём окружении я не видела хорошего рецепта на то, как можно жить счастливо, свободно, и нравственно – под этим я подразумеваю не правила морали - жить и оставаться человеком во всяких условиях. За неимением лучшего, я начала формировать разные роли, чтобы я могла, хотя и поверхностно, нравиться всем, чтобы избегать конфликтов.
Можно так прожить всю жизнь, но в то же время человек не то что не развивается, а и для себя становится всё более непознаваемым, и не может понять, кто же он на самом деле.

- Во всяком случае ты сразу же стала певицей, которую приглашали выступать повсюду. Помогло ли это тебе найти ответ на вопрос,что кто ты на самом деле?

Я была рада, что искренность моего пения достигла успеха, но сразу же после фестиваля мы записали мои песни на пластинку, а потом начались выступления везде, начиная от палатки до домов культуры, на столе для пинг-понга, на большой сцене, где только была возможность, я пела.Я оказалась на волне, которую я должна была оседлать, и с которой было невозможно просто так сойти. Записи пластинок всегда приносили волнения в мои будни.

Я часто чувствовала, что нужна перемена, потому что мне было плохо в роли, которую определили для меня слова песен. Так как у меня был лирический характер, наверно композиторы думали, что я должна представлять депрессивную, обособленную, отшельническую артистку, и вероятно они вписали в слова песен и свои разочарованные чувства жизни.Интересно, как здесь всем это легко удаётся ... По-моему очень мало кто из композиторов умеет писать весёлую песню, большинство таких песен кажется натянутым, банальным.

- Значит, первая «лирическая» песня принесла успех, но благодаря ей ты попала в «шкатулку», и тебе пришлось путешествовать по стране с одними тоскливыми песнями?

- Зенитом был 1996-ой год. Я выступала в девяти больших городах, и в Будапеште, в театре Талия я два часа печалила публику и себя.Я видела,что люди пришли в пятницу после рабочего дня, и я стараюсь выжать из себя всё, и передать моё последнее биение сердца, т.к. я хотела развлекать тех, кто почтил меня тем, что пришли послушать меня. И я осознала, что стараюсь делать то, что не в моих силах, хочу дать того, чего и у меня нет, и даже в тех песнях не найдёшь.

Что-то происходит без жизни, что мы можем назвать исполнением, но в нём нет радости, ничего сладкого, а что-то кислое, и печальное и очень артистическое. И человек либо пропитывается этим, либо станет шизофреником: выходит на сцену, исполнит роль, а после этого показывает совсем другое лицо. Я не была шизофреничкой, настолько нет, что после окончания искреннего исполнения, я падала в такую глубокую депрессию, что я боялась уснуть, и у меня был страх смерти, я задыхалась, боялась того будущего, куда всё это приведёт меня.

Хотела понять,как это можно продолжать.Я склонялась к тому, что может быть мне и не надо петь, а лучше я признаюсь в том, что я только, как говорят, певица одной песни, и пойду другим путём, пойду в юридический институт, или же пойду изучать внутреннюю архитектуру, что угодно, только бежать отсюда.

- Вместо этого ты начала подготовку новой пластинки...

- Мы начали подготовку третьей пластинки, и попал к нам по работе один молодой человек, у которого всегда был один номер из теологического журнала Новый Экзодус. Оказалось, что он ходит на богослужения, мы начали разговаривать, и я почувствовала, что в меня начинает вселяться жизнь. Благодаря успехам материально я стала самостоятельной. И так я могла уже свободнее искать ответы на большие вопросы жизни, это я имела в виду прежде в отношении успеха и семьи. Этот молодой человек играл на знакомых струнах в моей жизни.

Ещё в 1989-ом году один из моих знакомых пригласил меня на богослужение Церковь Веры, в дом культуры Ганз-Маваг. Хотя мы сидели в последних рядах, и я даже не могла бы вспомнить, о чём шла речь, всё-таки я чувствовала я должна что-то делать.
Я чувствовала себя такой нищей. Когда я видела, что люди идут вперёд, я пошла с ними. Я вступила в союз с моим Создателем. Я проплакала всё богослужение, я необыкновенно растрогалась.

Альбом : Я счастливаЯ

недолго молчала, рассказала моим родителям, что случилось со мной. Этим в мою жизнь вступила такая блокировка, которая парализовала моё дальнейшее Богоискание, вплоть до момента 1996-ого года. Мои родители категорически запретили мне ходить в церковь, несмотря на то, что они даже и не слышали об этом. Я жила с родителями, и я не хотела столкновения с ними, и так решила ждать, пока что-нибудь случится, и я опять могу ходить на богослужения. Однако, за эти годы это впечатление потускнело во мне, уменьшилось из-за многих обязанностей, я потеряла из виду то, что я могла бы к кому обращаться, что я уже знаю источник жизни. Оказалось, что Бог не такой забывчивый.

- И ты снова начала ходить на богослужения, и читать Библию?

- Да, я начала ходить, и почувствовала , что мне это хорошо. Я жила уже не одна, года два я уже жила вместе со своим будущим мужем.Я начала дома читать Библию, и он только смотрел на меня странно, ты что уже всегда Библию будешь читать? Но это уже не повлияло на меня так, когда мне пришлось столкнуться с родителями, на этот раз я могла принимать решение самостоятельно.

Альбом: Ты найдёшь дорогу домой

Лаци ходил играть в теннис на улицу Фойондар, где в то время проходили богослужения церкви, некоторое время он сердился, но потом он поговорил кое-с кем из верующих, и увидел, что это не такое старушечно-набожное дело, а что и для него это очень симпатичный пример, достойный подражания. Наконец мы вместе приняли христианство, и покрестились, что не удалось в 1989-ом году, и с тех пор без всяких проблем и препятствий ходим в церковь.

Мы поженились, и это тоже был радикальный шаг с моей стороны, потому что я не хотела выходить замуж, потому что это означает связанность, и в этом нет ничего современного, что кто-то является женой. Я в такой мере была полна решимости строить карьеру , и была уверена в том, что не возможно совместить семью и успешную карьеру, потому что погоня за карьерой означает обязанную жизнь, и это нельзя делать иначе, а только в полную силу.

- А что же является ответом? Потому что среди известных людей так оно и есть, или семья или карьера.

- По-моему человек не является односторонним существом, чтобы ему было достаточно или только карьеры, или только личной жизни. Тот, кто уже достиг успеха, вдруг ловит на том, что нет семьи, супружества, детей, и поэтому, многие начинают сосредотачивать своё внимание на это, и бросают буквально всё остальное.Такое решение я не считаю успешным, я не в этой формуле "или-или" вижу осуществление человеческого счастья и завершения полноты. Я думаю, что человеку нужны успехи во всех областях жизни, и не правильно приносить в жертву одну территорию за другую. Я так вижу, что это только Слово Божие может поставить на свои места в голове человека, потому что Бог знает, для чего создал человека, и как он может быть счастливым.

Альбом: Госпельсебя

Раньше я так думала, что мои чувства носят счастье, когда мне хорошо, тогда я и счастлива, но очень скоро выяснилось, что это не так. Т.к. в это время придётся переступать через людей, бросать их, потом снова использовать их.Поэтому у меня не было друзьей, я не считала важными человеческие отношения, исключительно музыка и пение были важными для меня.

И наша связь с моим мужем только тогда стабилизировалась, когда я начала ходить в церковь, читать Библию, и так как мы жили вместе, он видел, что какие изменения происходят во мне. Сегодня я уже по-другому вижу дела, очень высоко оцениваю верность и сосредоточенность. Чему не научился человек у отца и матери, тому придётся научиться при возрождении у Бога-Отца на двадцатом, тридцатом, сороковом или даже семидесятом году своей жизни. Я раньше знала только то, что я не хочу так жить , как моё окружение, что есть понедельник, который все ненавидят, потом идёт вторник, скоро уже среда, события растекаются, плохо, когда солнце светит, плохо, когда дождь идёт, ничего не подходит.

Моя теперешнее представление о жизни совсем противоположное , я каждый день готовлюсь к хорошей жизни, в которой имеет своё место движение, учение, подготовка к богослужениям, я продолжаю совершенствоваться в моей профессии, например в совершенствии голоса. Я планирую, что передам то, чему я научилась, не хочу хранить для себя, а хочу передать молодым, которые готовятся к музыкальной карьере. Это моё предпринимательство, что я передаю Господу мою жизнь, вкладываю в Бога мой талант пения, энергию, и время.

- Так в чём же находится твой ответ на вопрос: карьера или семья?

- Во-первых, мой успех, это не мой успех.Раньше на турне я страдала именно от того, что мне нечего было дать, сам по себе мой талант никого не обогащает, а меньше всего меня. Вместе с тем, то, что я пережила с успехом фестиваля Евровидения, показало мне вкус того, когда человек получает что-нибудь в подарок, и я полюбила подарки. Но получать подарки от Бога, и передавать их совсем другое дело, чем когда я ради моего успеха хочу выжимать что-нибудь из себя.

Сейчас уже у меня есть, что сказать, что инспирирует песни, уже не самоцельное моё пение, и теперь как и духовно, так и душевно, на каждом уровне я чувствую себя дома. Поэтому и карьера стала для меня подарком, не надо гнаться за ней, если бы я гналась за ней, может быть, она и сбежала бы от меня.
Моя роль не преувеличена, и наш брак говорит не о том ,что я артистка. Мы с моим мужем дополняем друг друга, мы партнёры, помогаем друг другу, разделяем задания между собой. Если это действует хорошо, а у нас это действует хорошо, тогда и всё остальное хорошо, и гладко.

Очень обманчиво думать то, что успех является всем, что если кто-нибудь успешный, может получить кого угодно, а тем временем забывает того, кто уже знал его и тогда , когда ещё никто не обращал на него внимания, и уже тогда любил его.В Книге Притч мы находим очень реальную картину об этом, когда говорится: Многие хвалят человека за милосердие, но правдивого человека кто находит? Ценность может быть прочной, и из другого тоже выводит ценность.

То, что я думаю о себе , как о певице, это я могу благодарить моему мужу, он укрепил меня в этом, потому что долго я не была уверена в этом, много раз постигало меня такое влияние, когда я говорила, ну довольно, я лучше оставлю всё это.Однажды, когда моя мама пришла на один из моих концертов, и она умиленно утирала свои слёзы, как любой порядочный родитель смотря выступление своей дочери, мой муж сказал ей: Почему вы удивляетесь,мама? Ведь ваша дочь певица!

А я стараюсь облегчать его дело, если надо, я зайду к нему на работу , и принимаю любое задание, чтобы освободить время для него.Бывает, что мы целыми часами сидим и разговариваем о том, что, как делать в будущем. Я больше всего люблю, когда мы сидим, едим немного, разговариваем и решаем дела вместе, и всё более сошлифовываемся.

- Красивая карьера!

- И ещё нет конца!

Источник: Хетек

Related homepage: www.friderika.com

 

© Церковь Веры (Hit Gyülekezete), все права защищены. Материалы, опубликованные на сайте,
находятся под защитой авторских прав, использование их допускается исключительно при условии письменного согласия Церкви Веры!