поиск

Свидетельства

Врученное выздоровление

Кёкень Дёрдь сделал пять отжимов, потом улыбаясь, встал. Это не является большим достижением для молодого человека около сорока лет. Но в его случае – это просто чудо. Так-как он точно один год назад ожидал проведения трасплантации легких...

- В 1988 г. я пошел к врачу после сильной простуды. Я был направлен в поликлинику, где рентген показал симптомы туберкулеза. После этого я попал в туберкулезный санаторий им. Корани Фридеша с целью обследования, где установили туберкулез. Однако после полугодового лечения оказалось, что у меня не туберкулез. Меня атаковала болезнь под названием Boeck sarcoidosis, суть которой заключалась в том, что в легких появляются рассеянные опухольные пузыри, вследствие чего лопаются легочные кислородные мешочки. Врачи мне ничего хорошего не сулили. 
 
- А в каких физических симптомах проявилась эта болезнь? Что ты чувствовал?

- У меня были очень сильные припадки кашля, я задыхался. Иногда у меня были такие ощущения, как у того человека, чью голову давят под воду: нет больше кислорода. В легких выделялась мокрота, иногда из организма выходили то желтые, то зеленые плевки. Ясно помню тот день, когда я был у родителей, и как раз пил горячий чай. Вдруг, я настолько начал задыхаться, мной охватила такая одышка, что фарфоровая чашка лопнула в руках - вот такая сила проявилась через меня по причине одышки. Я упал на пол, думая, что все, умру. Приехала скорая помощь, они осмотрели меня и сказали родственникам, что нет смысла меня увозить, т.к. я через несколько секунд все равно умру. Но в конце концов они отвезли меня: я еще был в живых.

В больнице без всякого вида обезболивания – может быть не было времени- разрезали грудь между ребрами, вкололи скальпель, и подключили ко мне компрессор, и таким способом начали высасывать из меня воздух, т.к. у меня образовался пневмоторакс. Это означает то, что воздух попадает между плеврой и легкими, а не в легкие. Вот это было мое первое переживание того, что я так близко попал к смерти.

К сожалению через несколько дней и другое легкое сорвалось. А через месяца три, оба легких одновременно потерпели крах. На машине скорой помощи я был отвезен в больницу, где мне сделали операцию, продолжавшуюся в течении восьми часов. Операция была нелегкой, меня пришлось даже оживлять. Странно, но я до конца был в присутствии духа, я как будто извне созерцал себя, видя самого себя на операционном столе. Я знал, что и моя семья тоже находится там.
 

– Думаю,что после операции ты стал себя лучше чувствовать?

- Как раз наооборот. После этого мое положение еще ухудшилось: настолько, что шесть месяцев меня лечили стероидами. Легочные кислородные мешочки лопались и исчезали в такой мере, что аэродинамические анализы показывали однолитровые параметры (практически этого не достаточно и для того, чтобы нормальным образом можно было бы формировать слова). Я не мог ходить, двигаться. Я только с помощью жены мог выходить в туалет. От стероидов я набрал вес и вздулся. Конечно, не очень прилично об этом говорить, но легочные заболевания такого рода нередко сопровождаются тем, что вода с трудом удаляется из организма, и с трудом происходит мочеиспускание.

Тогда врачи сказали мне, что я только тогда могу остаться в живых, если соглашусь на пересадку легких. Однако в Венгрии не делают такой операции, только в Вене, и цена трансплантации где-то 40 миллионов форинтов, правда некоторая часть обеспечивается Общественным страхованием.
 
 
Итак, я попал на экспертизу перед Трансплантационной комиссией в туберкулезном санатории г. Будакеси, куда приехали и врачи из Вены. Здесь мне сделали полный осмотр: начиная от осмотра зубов, катетеровый осмотр сердца, вплоть до психологических анализов - все проверили, смогу ли я принять чужие легкие? Потом после многодневного утомительного осмотра сообщили, что ни мое сердце, ни мои почки не позволяют проведение операции.

Дёрдь Кёкень делает пятый упор лежа

– Если я правильно понимаю,этим осмотром они хотели как бы предупредить возможность того, чтобы выбросить деньги «на ветер»...

- Совершенно верно. Они принимают решение, что стоит ли тратить на человека такое чрезвычайное событие, тот орган, вырезанный при специальных условиях, и огромное количество денег. Тогда мне назначили тридцать дней на улучшение сердца и почек с помощью специальной тренировочной программы и медикаментов, чтобы я смог перенести операцию. К сожалению, тренировку я не смог доделать, я просто лежал дома, ожидая смерти. И думал о том, что будет через тридцать дней, получу ли я новые легкие?

-Я думаю, в эти дни ты был в полном стрессе...

- Ежедневно я проводил шестнадцать часов под кислородной маской. Я все время думал о том, кто придет на мои похороны, и кто принесет цветы... Мне кажется, что в эти дни я в какой-то степени сошел с ума.

Марианн (жена):
– В эти дни я не решалась заснуть, потому что боялась, что утром, когда проснусь, не найду ли его мертвым. Врачи сказали, что он может удушиться от одного неблагополучного движения, т.к. он был в таком состоянии. В конце, он даже шагнуть не мог. Это был просто кошмар. От болезни наши нервы расшатались, финансовое положение ухудшилось, словом, мы «сели на мель». Ребенок уходил в школу, не зная, на что вернется.

Дёрдь:
– И тогда, можно сказать, в последние моменты моей жизни, пришел ко мне мой двоюродный брат, Иожеф Кёкень, который уже десять лет ходил в Церковь Веры. Он стал рассказывать мне про Евангелие, о том, что Иисус Христос две тысячи лет тому назад ходил на земле, и он исцеляет таким же образом, как и тогда. 

Но я даже в этом положении оставался упрямым, я сказал ему задыхаясь, слушай Иожика, у меня и так много проблем, оставь меня в покое. Теперь мне уже жалко, но после тяжелой болезни сердце у меня было огорченное и окаменевшее, я не в состоянии был верить. Слава Богу, он не сдался, почти каждый день приходил ко мне, садился и молился, и всегда находил новые способы, как можно ко мне приблизиться. Теперь я очень оцениваю его выдержку, и то, что он почувствовал, что в таком случае нельзя быть со мной агрессивным. 

–Значит, вскоре ты сказал да на небесное приглашение? 

- К сожалению, еще долгие недели, нет. Я только заметил, когда он с нами, я не думаю о смерти, и комната наполняется приятным запахом, мною овладевает спокойствие и мир, и я даже об операции не думаю... Я заметил, что мне нужно его присутствие, нужно, чтобы он приходил, потому что тогда я чувствовал себя немножко счастливее, и тогда ко мне всегда возвращалась надежда. Эти чувства я, конечно, тогда скрывал перед ним, я не смел о них говорить, только жене, Марианне я сказал, что мне хорошо, когда Иожи приходит ко мне.

Однажды он сказал мне, чтобы я дал ему хоть один шанс: не надо идти с ним в церковь, а чтобы я ему дал футболку. Он отнесет футболку в церковь, там ее благословят, и ведь Иисус Христос не ходил к каждому больному лично, просто достаточно было Его Слова для исцеления, и то благословение, которое будет на футболке, исцелит меня. На следующий день он вернул мне футболку, ну, конечно, я надел ее насмехаясь: уж смешная была ситуация. Однако, к моему удивлению, через некоторое время мне надо было выйти в туалет и из моего организма вышло огромное количество воды. А потом я смог глубоко вздохнуть, впервые за многое время это мне удалось. А уж потом я мог постоянно дышать, наконец, после стольких лет. Ну, конечно, майка осталась на мне 5 дней...

Maрианн:
– Да, пять дней его нельзя было отлучить от майки!

Дёрдь:
– После того, как мне стало лучше, я сказал Иожи, что хочу посмотреть, что там в Парке Веры. Покаяться я не хотел, только немножко оглянуться. Но во время прославления я воскликнул к Богу, чтобы Он затронул и исцелил меня, если Он действительно есть! И когда я произнес: «Прикоснись ко мне!», меня сверху наполнила жара, я задрожал , ноги начали двигаться, я не знал, что это такое. Сначала я боролся против этого, хотел побороть, но невидимая рука подавила меня на пол, овладела мною огромная сила, она покрыла меня, и я ничего не мог поделать. И теплая сила текла во мне от головы до ног, и обратно.

Через некоторое время я встал, и когда людей призывали на покаяние, я тоже вышел и принял Иисуса в сердце. В последующие дни я не мог спать, правда мне и не хотелось спать: я даже ночью смотрел евангельские фильмы и с жадностью читал Слово Божье, я все хотел сразу же. Ведь я знал, что Бог произвел со мной чудо, я освободился от ужасной муки, продолжавшейся 16 лет!

- А что стало с Комиссией по пересадке органов, ведь они ждали тебя через тридцать дней. 

– Да, скоро пришел май месяц и я пошел в Комиссию. По правде сказать, я уже дома решил не говорить о том, что со мной произошло. Не потому, что я не хотел - как раз наоборот - просто внутри я чувствовал, что это напрасно, они все равно не поверят мне. Однако, видя мою бодрость, и то, что вода вышла из моего организма, прошло вздутие, они так удивились, что спросили, что я сделал, в чем мой секрет, от чего произошло такое изменение. Они спросили, не принимал ли я Celladam, а я им: нет. Не привез ли я из Мексики чудо-таблетки, а я : нет, что вы! 

– В конце концов я решился, что бы ни случилось, но я расскажу им, что Слово Божье исцелило меня, потому что я поверил в Евангелие. Ну конечно, они, не зная что со мной делать, послали меня домой. говоря, что это только временное улучшение, наверняка будет не надолго. Но я знаю, кому я поверил: врачи при самой большой доброжелательности в течении 16 лет не смогли исцелить, исцелил меня лишь Бог и моя вера. Для меня это уже реальность...

Дёрдь Кёкень с блестящими глазами достает из папки самую верхнюю бумагу – заключение вчерашнего контрольного осмотра, где можно прочитать: «Признаков активности Boeck sarcoidosis не видно».

Дёрдь больной и здоровый: „Я раздулся от лекарств...”

© Церковь Веры (Hit Gyülekezete), все права защищены. Материалы, опубликованные на сайте,
находятся под защитой авторских прав, использование их допускается исключительно при условии письменного согласия Церкви Веры!